Сотни верст пустынной, однообразной, выгоревшей степи не могут нагнать такого уныния, как один человек.